Очень страшная красота: почему надо бояться Instagram-косметологии и приемов на дому

11.10.2017


Все мы привыкли разглядывать фото в Инстаграмах косметологов — довольные отзывы, сканы из переписки с осчастливленными клиентами, вводящие в легкий транс видео процедур… Признавайтесь, вы ведь наверняка хоть раз задумывались, что было бы неплохо на себе испытать способности Инста-кудесниц. Но догадывались ли вы о том, что стоит за красивыми картинками? Сложно ведь вообразить, что яркие фотографии могут быть сворованы у коллег, отзывы — написаны собственной недрогнувшей рукой, а громкие регалии и хвалебные эпитеты на самом деле могут оказаться чистой воды пшиком, поскольку так называемый косметолог не всегда имеет законные основания для ведений практики. На условиях анонимности инсайдеры из мира косметологии рассказали Woman.ru, как обстоят дела на этом сложном рынке, а несколько уважаемых бьюти-экспертов подкрепили откровенные признания своими наблюдениями.

Чтобы решиться на серьезную косметологическую процедуру, нужно время и определенная смелость. Одни боятся уколов, другие — классического «что-то пойдет не так», третьи — всего вместе. При этом практически никто не задумывается о том, что на самом деле опасаться нужно не болезненных ощущений или сложной реабилитации, а того, что услуги оказывать вам может человек, не имеющий на то ни моральных, ни юридических прав. Каталог с фото в стиле «было — стало» — это прекрасно. Но как насчет дипломов самого специалиста и сертификатов на препараты, которые будут вводиться? И ведь с ними возникают проблемы даже в некоторых богато обставленных салонах красоты. А что говорить про приемы на дому, во время которых опасность осложнений возрастает во много раз. Некачественные препараты и неумелая техника их введения ежедневно обрекают огромное количество клиенток как минимум на плохой результат, а чаще всего на серьезные проблемы с внешностью. Мы расспросили несколько косметологов о том, чем могут быть чреваты попытки сэкономить на процедурах у «надомных» специалистов, собрали их отзывы воедино и дополнили практичными советами, о которых не принято писать ни в журналах, ни в том же Инстаграме. 


Героини популярного сериала «Одна за всех» точно были не прочь уколоться — вопрос только в количестве филлера
Чего хотят женщины

 
В большинстве своем девушки хотят получить от косметолога «готовое платье» — универсальный и простой рецепт красоты, который быстро, а главное, «за копейки», украсит каждую. Многие также ждут воплощения своих фантазий, зачастую не просто смелых, а буйных. К примеру, для полного счастья чаровнице не хватало губ размера XXL. Надомный мастер даже не станет ее отговаривать от такого «свистка» — иначе девушка отдаст деньги более сговорчивому специалисту. Большинство гонится за внешностью звезд соцсетей, не желая отталкиваться от собственных природных данных. Еще меньше энтузиазма вызывает необходимость правильного, тщательного ухода после тех же инъекций. Вместо космецевтических препаратов, списком которых снабжают в салонах, пациентки в лучшем случае используют мазь «Спасатель», причем независимо от достатка.

«Все умею, все могу» 

У любого мастера, который склонился над вашим испуганным, но таким доверчивым лицом со шприцом и нитями, должен быть диплом о высшем образовании государственного образца по специальностям «Лечебное дело» или «Педиатрия». Но и этого мало: прежде чем квалифицированного косметолога «допустят к телу», он проведет за партой около восьми лет — пройдет ординатуру по дерматовенерологии или косметологии и получит сертификат на работу с разными препаратами. Кстати, поинтересуйтесь у специалиста, который присылает вам в WhatsApp красочные фото своих дипломов, практиковался ли он на кадавре. Этим звучным словом называется опыт работы на трупе. Кстати, очень дорогой вид обучения, до которого дорастают косметологи высшего разряда.

Гендиректор «Первого Профессионального Института Эстетики» Ольга Альбертовна Краснова советует проверить вашего «избранника» следующим образом: «Вас должно насторожить, если у мастера был большой перерыв в отслушанных курсах или последний закончился много лет назад — индустрия очень быстро меняется, методики устаревают. Наведите справки самостоятельно — вбейте фамилию косметолога в реестре выпускников того учебного заведения, диплом которого он вам показал. Пять минут ресерча в интернете могут спасти ваше здоровье».


И это еще только цветочки. Все самое страшное впереди. Вы готовы?


Юлия Владимировна Мащенко, кмн, микрохирург, косметолог «Первого Профессионального Института Эстетики» рассказывает, что только за прошлый месяц на первичный прием пришли шесть пациенток с последствиями домашней контурной пластики:

«В клиники берут профессионалов только с действующими сертификатами — а на дому работают те, кому недостает документов для официальной практики. На YouTube полно обучающих видео — начинающие мастера, грезящие большими, шальными деньгами, смотрят на то, как видеоблогер сам себе закалывает ботокс, улыбаясь на камеру. Затем они заводят страничку в соцсети и через неделю сами ставят первые точки на лбу клиентки. О рисках, естественно, ни слова — про инсульт и временный паралич мышц лица такой мастер, возможно, и сам не знает». 

«По-домашнему»


Самые распространенные неприятности после домашнего визита — «упавшие» брови, из-под которых не видно глаз, и потеря функционала губ. Те мало того что будут просто неприлично раздуты, так еще и перестанут удерживать пищу и воду во рту. Конфуз отягощается и тем, что щеку при жевании придется поддерживать — не кажется ли вам, что это слишком высокая цена за сэкономленные несколько тысяч рублей?

Также опасна гиперкоррекция — когда мастер поддается уговорам клиентки и ставит очень плотный филлер, который собирается в узелки или не распределяется по губам. Катают такие шарики во рту многие — но вот незадача, они ощущаются также и при поцелуе. Вот и объясняйте любимому, что с вами не так.

Самое страшное осложнение — гранулема, или «мигрирующая транзиторная реакция» — случается, если неправильно обученный специалист поставил филлер в скулы или губы слишком глубоко.

Вы рискуете заснуть с нормальным лицом, а наутро встать с фиолетовым, к тому же «украшенным» весьма болезненным отеком. И не расслабляйтесь, когда он пройдет — подобных вспышек за полгода действия препарата будет порядка пяти.

Совестливый «надомник», конечно, поохает-посочувствует, а потом посоветует заглушить приступ гормонами в сочетании с антибиотиками. А вот мастера в клинике купируют воспаление на повторном приеме.  


Проследите за тем, чтобы мастер всегда был в перчатках
«Спешат на помощь» 

Часто мастера нарушают технику введения — например, тончайшая игла для диабетиков, которой в клинике сделали бы инъекцию безболезненно, тупится о резиновую заглушку колбы с препаратом. Процедура для вас пройдет гораздо болезненнее, чем могла бы, просто потому, что нарушен ее протокол.

Первые инъекции для многих женщин даже страшнее первых родов — многие теряют сознание на подступах к кабинету.

Если в клинике или приличном салоне всегда есть оборудование для экстренной стабилизации пациента (аптечки «Антишок», «АнтиВИЧ»), то надомник вряд ли держит дефибриллятор. Он может понадобиться для борьбы с анафилактическим шоком — внезапной и неуправляемой аллергией на любой из компонентов вводимого препарата.


Аллергия бывает разной: организм может выдать как небольшую сыпь,так и отек Квинке

В многоквартирный дом, где проходит прием, даже «Скорая помощь» не успеет добраться за пару минут — именно столько потребуется клиентке, чтобы скончаться в компании перепуганного косметолога от бронхоспазма. У частного мастера вы никогда не получите чек за выполненные процедуры и не сможете подать в суд — мастер просто поставит вас в блок в соцсетях и удалит свою страницу. Переделывать его работу вам придется за свои деньги. Клиники же дорожат своей репутацией и в случае малейших неприятностей оказывают медицинскую помощь.

«Игла в яйце, яйцо в ларце» 

Мечта об идеальной форме губ или скул стоит дорого — если хотите провести вмешательство в стерильных условиях, с грамотным специалистом и безопасными препаратами. Частные мастера экономят на одном из звеньев этой цепи в надежде,что если все пройдет хорошо, то клиент и не заметит.

Ботулотоксин нужно использовать сразу же после вскрытия — иначе он, как «Кока-Кола», выдыхается, теряет свои свойства и становится неэффективен. В клиниках начатые препараты утилизируют, однако надомные специалисты — люди рачительные. Материалом не разбрасываются — хранят все в личном холодильнике. Просто представьте, что вам в лицо колют один из самых страшных ядов, стоявший только что на одной полке с колбасой и вчерашним супом. Впечатляет? Постойте, мы только начали.

У частных мастеров есть свои закрытые переписки и сообщества в соцсетях, где они формируют группу под совместную закупку препаратов. Постоянным клиенткам на телефон приходит смс: «Марина, полгода прошло, пора докалывать. Завтра забежишь?» — и на десяток доверчивых «Марин» расходуется один пузырек ботулотоксина. Надеемся, риск понятен: никого индивидуального подхода. Что аллергичная, что возрастная кожа — вам в любом случае проколют одно и то же. Вишенкой на торте станет передача вскрытых и начатых препаратов в метро. Медицинский холодильник? Нет, не слышали.


Клиент никогда не узнает, кому делали инъекции из его колбы. В нее элементарно могли опустить шприц после контакта с больным гепатитом, ведь на дому так редко просят анализы


Юрий Михайлович Гриб, генеральный директор Института пластической хирургии и косметологии, рассказывает, что от похода на дом к специалисту клиент ничего не выиграет: «Мы проводили анализ некоторых пабликов косметологов-надомников в социальных сетях: их цены на самом деле не так привлекательны, как думают пациенты. Многие из них закупают препараты на сером контрафактном рынке. Сегодня он сравним даже с рынком наркотиков — в целом доля «серого» сегмента в отрасли в ушедшем году могла вырасти до 20–30% от объема всей инъекционной косметологии. Перевести эту «серость» в валюту невозможно из за слишком большого разнообразия форматов нелегальной деятельности.  

«Не прислоняться!»


Давайте ознакомимся с требованиями СанПиН для места проведения инъекций — без них проводить подобные процедуры запрещено. Если вы найдете все нижеперечисленное в личных апартаментах своего мастера — бинго, можно ложиться в кресло!

Кабинетом надомнику должны служить две комнаты — в одной он ведет прием, другая — процедурная, в которой стены и пол моются после каждого пациента. Все, естественно, обрабатывается кварцевой лампой несколько раз в день. Никаких животных, растений и детей в непосредственной близости от косметологического кресла.

На кушетке должна быть одноразовая простынь, а на мастере — одноразовые перчатки, которые он торжественно наденет и снимет при вас.

Инъекционные кабинеты оформляют особым образом — стены должны быть уложены белой плиткой на два метра от пола. В приличные клиники, кстати, регулярно наведывается СЭС — их особо интересует, не живет ли под ногтями персонала стафилококк и как давно были закуплены инструменты.

По нормам СанПиН многоразовые инструменты нужно на шесть часов замачивать в жидкости, а потом обрабатывать в сухожаре. Это не та ультрафиолетовая баночка, которой пользуются мастера по маникюру, а аппарат стоимостью около четырехсот тысяч рублей — его-то и стоит поискать дома у косметолога, который ведет прием.


Кабинет хорошего специалиста по уровню оснащения должен напоминать космический корабль, а не жилую квартиру

Оборудовать самостоятельно такой полигон очень дорого и, по сути, бесполезно: одному человеку априори не по силам предоставить сервис выше и безопаснее, чем в клинике. А значит, он начнет экономить — на чем и на ком, догадайтесь сами.

Старайтесь, чтобы ваши мечты о соблазнительных и пухлых губах сбывались не на кухне в спальном районе, а в стерильном кабинете под присмотром достойного специалиста. И не говорите потом, что вас не предупреждали.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*